АМС


ТИТУЛ КАРТА САЙТА СТАТЬИ НАШИ ФАЙЛЫ СПРАВКИ

С. С. Гончаренко

Заметки о творческом пути
композитора Евгения Кравцова
К семидесятипятилетнему юбилею

© С. Гончаренко, 2016

Евгений Кравцов

Кравцов Евгений Николаевич (22 июля 1941 г., с. Верблюжка Кировоградской области, Украина — 15 июня 2013 г., Барнаул). Композитор, педагог, доцент Алтайского государственного института культуры. Член Сибирской организации Союза композиторов России, член правления СОСК с 1984 г. Заслуженный деятель Всероссийского музыкального общества, член президиума Правления музыкального общества Алтайского края.

Творчество Е. Н. Кравцова до сих пор мало привлекало внимания музыковедов. Между тем, высокая эстетическая ценность его лучших произведений несомненна. Философичность, интеллектуализм, масштабность и глубина замыслов отличают его симфонические и хоровые полотна. Вокальная лирика воплотила разнообразные психологические переживания человека XX столетия, отразившиеся в поэзии С. Есенина, А. Блока, Э. По, П. Неруды, Э. Межелайтиса.

Е. Н. Кравцов принадлежал к типу художников, продолжавших линию, ведущую начало от Пушкина и Стравинского, наследие которых отличает органический синтез западноевропейских и национально русских традиций, при генетическом доминировании фольклорных славянских импульсов. Диапазон его творческих интересов простирается от музыки К. Монтеверди до авангарда второй волны, от древних литературных памятников до стихов, появившихся совсем недавно, от образцов фольклора до текстов, взятых из «Диалогов» Стравинского с Крафтом. Литературные прообразы порой служат своего рода программой для инструментальных произведений. Студенческая работа — Балетная сюита — написана по рассказу К. Джерома «Партнёр по танцам». Выход в свет в изд. «Наука» сборника «Традиционный фольклор Новгородской области» (1979) вдохновил композитора на создание самых значительных его произведений — Симфонии Ре мажор «Новгородской» (1984), а затем — кантаты «Новгородские песни» (1985) и Фортепианного трио (1987).

Сочинения Евгения Кравцова — неотъемлемая составляющая часть сибирской академической музыки последней трети XX, начала XXI столетий. Но сведения о его жизни и творчестве, оценки его музыки разбросаны по разным источникам, они не всегда точны, иногда ошибочны. Предлагаемые заметки — первый музыковедческий опыт осмысления судьбы талантливого русского композитора, связавшего свою творческую деятельность с сибирским краем.

На музыкальной карте России четыре города, расположенные к востоку от Уральского хребта, отмечают вехи творческого пути композитора Евгения Николаевича Кравцова. Этот путь длиною в половину столетия начинается на российском Дальнем Востоке.

Хабаровск. 1960-1967. Будучи студентом теоретического отделения Хабаровского музыкального училища, Евгений Кравцов приходит к осознанию того, что призванием его является сочинение музыки. В эти годы на формировании творческой личности начинающего композитора оказало влияние общение с Ю. Я. Владимировым, основателем и руководителем Дальневосточной композиторской организации, преподававшим в училище камерный ансамбль и инструментовку 1. Юрий Владимиров был к этому времени автором четырёх симфоний, оперетт, балетов, кантат. Песенный мелодический дар объединял обоих авторов, каждый из них обращается к жанровой сфере, связанной со словом — к сольной вокальной и к хоровой музыке 2. Благодаря урокам Ю. Владимирова Е. Кравцов осваивает навыки профессионального владения мелодическим тематизмом, развивающимся в крупной инструментальной форме, практику работы с оркестровой партитурой.

Поразительный факт! Уже в ранних опусах молодого композитора чётко определились темы, образы и жанры, которые в дальнейшем станут в его творчестве ведущими. Черты, присущие таланту композитора, разумеется, в полной мере проявились в будущем, в лучших, наиболее значительных его созданиях — это ясность мышления, точный расчёт в распределении звуковой материи, в соотношении частей и целого. А в самых первых сочинениях 1962-1966 годов мы словно читаем прогноз, конспект последующей творческой эволюции. В заглавиях песни-романса «Край мой русский» на сл. Р. Добровенского и «Вариациях на русскую тему» для фортепиано, словно декларация, «заявило о себе» направление, ставшее сущностным, определяющим на протяжении всего творческого пути.

Масштабность мышления, стремление отразить трагические коллизии современности и проникнуть мыслью в будущее проявились в обращении к поэзии Роберта Рождественского. Стихи этого поэта вдохновили Е. Кравцова на создание трёх сочинений (1963-1965): «Клятва», для голоса с оркестром, музыка к отрывку из «Реквиема» для духового оркестра и «Письмо в XXX век» для солистов, хора на текст одноимённой поэмы Рождественского. Постижение принципов организации крупной инструментальной формы, сложившихся в западноевропейской академической традиции, происходит в камерном и симфоническом жанрах: Фортепианной сюите в шести частях (1964) и Увертюре для симфонического оркестра (1966).

Увертюра завершает «хабаровский» период творчества Кравцова. Музыкальная жизнь в краевом центре «била ключом» — шли спектакли театра музыкальной комедии, выступали симфонический оркестр, ансамбли песни и пляски Краснознамённого Дальневосточного военного округа и Краснознамённого Дальневосточного пограничного округа. Сочинения Е. Кравцова исполняются, его имя входит в справочник «Хабаровские композиторы». Однако высшего музыкального учебного заведения, в котором можно было продолжить профессиональную подготовку, в городе не было 3. К этому времени Е. Кравцов отслужил в рядах Советской армии, женился. Молодая семья переехала в Новосибирск, оба — Евгений и Лидия Кравцовы — стали учиться в единственной за Уралом консерватории.

Новосибирск. 1967-1972. Студенческая жизнь в Новосибирской консерватории в конце 1960-х — начале 1970-х годов проходила в атмосфере ярких премьер в театральной и концертной жизни, музыковедческих дискуссий на Всесоюзных конференциях научного студенческого общества, в обсуждениях новых нотных изданий, поступавших в магазин «Дружба» из Польши, Германии, других стран. Ореолом всеобщего почитания были окружены фигуры дирижера Арнольда Каца, музыковеда-теоретика Юзефа Кона и, конечно, композитора Аскольда Мурова, исполнение новых произведений которого превращались в события не только сибирского значения, но и получали всероссийский отклик 4.

Одна из примет периода «хрущёвской оттепели» — «эпохи бури и натиска» в советском искусстве 1960-х годов — так называемая «новая фольклорная волна». В классе по специальности А. Ф. Мурова обязательным заданием для студента композиторского факультета было написание обработок народных песен. «Три русские песни» для хора без сопровождения — первая студенческая работа Кравцова, выполненная в классе А. Ф. Мурова... Далее у Кравцова национальную тему «подхватывают» произведения для оркестра народных инструментов: Диатоническая увертюра (1968) и Концерт в трёх частях (1972). На титульном листе рукописной партитуры Концерта стоит авторское посвящение «Памяти Игоря Стравинского». Концерт — дипломная работа молодого автора был исполнен Оркестром народных инструментов Новосибирского радио и телевидения под управлением главного дирижёра В. П. Гусева весной 1972 года. Это исполнение стало заметным явлением в музыкальной жизни города. В профессиональных кругах оно получило благоприятную оценку не только как отклик на кончину И. Стравинского — великого музыкального классика XX столетия, но и как удачный творческий опыт, новое слово в музыке для народного оркестра.

Будучи студентом Новосибирской гос. консерватории, Е. Кравцов знакомится с новыми техниками письма — серийностью, алеаторикой, сонористикой, полистилистикой и использует их в своих произведениях, главным образом камерных, например в Струнном квартете. Необарочная линия, начатая Фортепианной сюитой 1960-х годов, продолжается в произведениях для камерного ансамбля: Классической сюите и Вариациях на тему Тартини для скрипки и фортепиано, Фуге и Адажио для 20 виолончелей, флейты, чембало и ударных.

Кемерово. 1972-1976. После окончания консерватории Е. Кравцов работает по распределению в Кемеровском институте культуры, преподаёт теоретические предметы. В эти годы появляются два вокальных цикла, образный строй которых отразил переживания любовной драмы: «5 вальсов на ст. Э. Межелайтиса» для меццо-сопрано и инструментального ансамбля (1973) и «Испанские песни» на ст. П. Неруды для баса и фортепиано (1974).

Барнаул. 1976-2013. Вся вторая половина жизни Е. Кравцова проходит в работе на ниве музыкального образования и просвещения. На только что организованной кафедре теории и истории музыки в Алтайском институте культуры он продолжает работу педагога-теоретика, ведёт курсы теории музыки, анализа музыкальных произведений, аранжировки 5. В череде сменяющих друг друга дней, лет, десятилетий рубежным стал печально памятный для всей страны 1991 год. На мой взгляд, он отделил центральный и поздний периоды творчества Евгения Кравцова.

Вторая половина 1970-х — 1980-е годы знаменательны интенсивным развитием академических музыкальных жанров в сибирском регионе. Для Е. Кравцова это пора отмечена творческим подъёмом. В 1976 году он становится членом Сибирской организации Союза композиторов России, а затем в 1984 году — входит в состав правления организации, принимает активное участие в её работе. Одно за другим появляются крупные полотна: три его симфонии и кантата. И ранее созданные произведения, и новые становятся достоянием музыкальной общественности, будучи исполнены ведущими филармоническими коллективами Сибири. Они звучат в Новосибирске, Томске, Барнауле, центральных российских городах. Цикл «5 вальсов Э. Межелайтиса» был показан в Москве. Симфония h-moll в 5 частях (1977) исполняется Академическим симфоническим оркестром Новосибирской филармонии под управлением Константина Царёва (Томск, 1980; Новосибирск, 1982), Арнольда Каца (Новосибирск, 2008). Обе Симфонии для Оркестра народных инструментов d-moll и D-dur исполняет оркестр ГТРК «Новосибирск» под управлением В. П. Гусева (1980, 1984). Кантата «Новгородские песни» прозвучала впервые в 1987 г. в Большом зале консерватории в исполнении Новосибирского камерного хора (дир. С. Болгова).

Названные сочинения показали оригинальность предлагаемых художественных идей, своеобразие в решении проблемы инструментальной циклической формы. Вместе с тем в кулуарах раздавались реплики о необоснованности «стилевой реставрации» моцартовского классицизма в Симфонии h-moll, о некоторой вялости в тематическом развитии, бедности, однообразии тембров в Симфонии d-moll. Спустя годы, возвращаясь к этой музыке, в частности к интерпретации Симфонии h-moll А. Кацем, по-новому воспринимаешь замысел композитора, его намерение передать драматическую концепцию, психологические конфликты современности путем сопоставления методов их воплощения, отработанные в эпоху Барокко и классицизма.

А в те годы Е. Кравцов — через 12 лет после окончания консерватории вновь приходит в класс своего профессора — А. Мурова, теперь уже как аспирант. Именно в годы обучения в аспирантуре он завершает произведения, в которых возвращается к живительным родникам народного творчества. Связь с фольклорным материалом отражена и в названии произведений, и в заимствовании народных поэтических текстов. В «Новгородской симфонии» D-dur части озаглавлены по первым строкам народных песен: I часть — «Ах ты поле мое поле чистое», II часть — «Сиротинушка», III часть — «Из-за гор, гор высоких». В созданной через год после Симфонии D-dur театрализованной кантате «Новгородские песни» народные тексты служат основой авторского либретто. На окончание аспирантуры в 1987 году было представлено Фортепианное трио, воплотившей национальную тему в инструментальной драматургии, синтезирующей черты доклассического и классического циклов. Это одно из лучших сочинений Е. Кравцова, в котором его стиль достигает максимальной простоты, экономности, чистоты и силы.

Не являясь по своей природе корифеем, не имея черт лидера, он двигался в одном направлении с учителями и коллегами. Однако, на мой взгляд, в своих творческих идеях порой опережал их. Он создал первый в сибирской музыке концерт для ОРНИ (Оркестра русских народных инструментов), первым апробировал концепцию, ставшую типичной для эстетики постмодернизма, создав Симфонию h-moll, построенную по принципу «текст в тексте».

В начале 1990-х годов Евгений Николаевич показывал на собрании в Союзе композиторов кантату «Пир во время чумы», позднее доработанную и получившую новое название «Прерванная песня» или «Lectesternium». Либретто кантаты он составил из текстов «Диалогов» Платона, И. Стравинского и фольклорных текстов. В кантате 1990-х годов он, вероятно, предлагал свой ракурс освещения вечных проблем столкновения жизни и смерти, любви и смерти, добра и зла. К сожалению, местонахождение этой партитуры, также как и партитуры оратории «20 канцон» на сл. Э. По (1998) неизвестно. Жаль, если они потеряны навсегда.

Поздний этап — 2000-е годы — отмечен ретроспективными тенденциями. В творчестве композитора наблюдается возвращение к тому, что волновало его в юности: к стихам современных русских поэтов (теперь это Анатолий Сафронов и Андрей Дементьев), к песне и романсу, к социально-гражданственной проблематике. Возвращается он и к камерно-инструментальному жанру, в котором создает барочный цикл — Sonata da camera для скрипки и фортепиано (2000).

В последние 15 лет композитор находит применение своим человеческим и профессиональным ресурсам в общении с подрастающим поколением музыкантов, с головой уходит в работу, связанную с детским музыкальным воспитанием. В рамках региональной научно-исследовательской лаборатории музыкального образования и творчества Академии Евгений Николаевич руководит научно-исследовательским проектом «Творческое развитие личности учащихся в классе композиции». К работе над Кантатой «Мы перед миром в ответе» (ст. А. Сафронова 2006-2013), вокальным циклом «Аварийная любовь» (ст. А. Дементьева) он привлекает в качестве соавторов школьников. Много сил он отдаёт, помогая самодеятельным композиторам.

В некрологе Ученого совета Алтайской академии культуры и искусства в 2013 году указывалось на российское значение творческой и музыкально-общественной деятельности Е. Н. Кравцова, подчеркивалось, что он «внёс неоценимый вклад в развитие музыкальной культуры Алтая, Сибири и России». [Лит.: 2. Музыка остаётся]

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Гончаренко С. С. Сибирская композиторская организация: 1942-2002. — Новосибирск, 2002. — С. 50-51.

2. Музыка остаётся // altgaki.org — Дата обращения 18.06.2013.

3. Спорынина М. В. Мультимедиа-продукт «Творчество композиторов Барнаула начала XXI в.» как средство формирования патриотизма у подростков [Текст] / М. В. Спорынина; рук. работы Н. В. Константинова // Молодёжь — Барнаулу. — Барнаул, 2011. — С. 120-122.

4. Хабаровские композиторы: библиогр. справочник / Хабар. краев. науч. библиотека. — Хабаровск, 1967.

5. altapress.ru/story/109617

 

ПРИМЕЧАНИЯ

Юрий Яковлевич Владимиров (1925-1978). Учился в 1940-е годы в Ленинградской консерватории у М. Штейнберга, в Московской консерватории у В. Бедного. В 1947 г. окончил Одесскую консерваторию — оркестровый факультет и композиторский (по классу К. Ф. Данькевича). «Русская симфония» Ю. Владимирова прозвучала на Выездном пленуме правления украинских композиторов в 1952 г., исполнялась в концертах филармонии, областного радио. Осенью 1958 года по командировке Союза композиторов РСФСР Ю. Владимиров приезжает в Хабаровск. Здесь он организует Дальневосточное отделение Союза композиторов СССР, становится его первым председателем, возглавляет кафедру теории и истории музыки института культуры. В Хабаровске продолжается активная и плодотворная работа Ю. Владимирова как композитора. Среди многочисленных сочинений 1960-1970-х гг.: 4-я симфония «Памяти Сергея Лазо», Концерт для фортепиано «Дальневосточный», оратория «Первопроходцы».

Ученика привлекает в учителе также интерес к литературе, к современной поэзии. По его примеру он начинает собирать собственную библиотеку из книг по искусству, истории и философии.

Хабаровский институт искусств открыт был в 1968 г. Но и тогда и много позднее молодые композиторы из Хабаровска уезжали совершенствовать свое мастерство в города, расположенные ближе к центру — Нижний Новгород, Новосибирск.

Аскольд Фёдорович Муров (1928-1996) — лидирующая творческая личность среди нескольких десятков композиторов, в разные годы входивших в состав композиторской организации с центром в Новосибирске. Он является создателем кафедры композиции в Новосибирской консерватории. Сибирская организация Союза композиторов России в период руководства А. Муровым (1965-1970, 1984-1996) переживала период расцвета.

Вместе с Кравцовым на той же кафедре работал ещё один выпускник класса А. Ф. Мурова — Владимир Григорьевич Пешняк. Последний в течение ряда лет был заведующим упомянутой кафедры. В настоящее время он является доцентом Российской академии им. Гнесиных.

 

© «Академическая музыка Сибири», оформление, редакция, 2016